Гражданский процессуальный кодекс РФ (ГПК РФ) комментариями к статьям

Статья 40. Участие в деле нескольких истцов или ответчиков

1. Иск может быть предъявлен в суд совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам (процессуальное соучастие).

2. Процессуальное соучастие допускается, если:

1) предметом спора являются общие права или обязанности нескольких истцов или ответчиков;

2) права и обязанности нескольких истцов или ответчиков имеют одно основание;

3) предметом спора являются однородные права и обязанности.

3. Каждый из истцов или ответчиков по отношению к другой стороне выступает в процессе самостоятельно. Соучастники могут поручить ведение дела одному или нескольким из соучастников.

В случае невозможности рассмотрения дела без участия соответчика или соответчиков в связи с характером спорного правоотношения суд привлекает его или их к участию в деле по своей инициативе. После привлечения соответчика или соответчиков подготовка и рассмотрение дела производятся с самого начала.


<Статья 39 | Статья 40 | Статья 41>

Научно-практический комментарий:

1. Институт процессуального соучастия предполагает одновременное участие в процессе на стороне истца и (или) от-ветчика нескольких лиц. Соответственно, в процессе они именуются соистцами и соответчиками. Необходимость использо-вания данной процессуальной конструкции вызвана тем, что некоторые материально-правовые нормы допускают (преду-сматривают) множественность лиц на стороне кредитора или должника. Например, в соответствии со ст. 47 Положения о переводном и простом векселе все выдавшие, акцептовавшие, индоссировавшие переводной вексель или поставившие на нем аваль являются солидарно обязанными перед векселедержателем. В случае предъявления иска к нескольким солидарно обязанным по векселю лицам последние будут участвовать в процессе в качестве соответчиков <1>. Напротив, при предъяв-лении виндикационного иска несколькими участниками общей долевой собственности все они будут участвовать в процессе в качестве соистцов.
--------------------------------
<1> См. п. 38 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 декабря 2000 г. N 33/14 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей" (БВС РФ. 2001. N 3).

Отличия соучастников от иных лиц, участвующих в деле, состоят в следующем:
1) от третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, соистцы отличаются тем, что у соистцов материально-правовые требования всегда совпадают; напротив, требования третьих лиц, заявляющих само-стоятельные требования относительно предмета спора, всегда исключают требования истца (см. комментарий к ст. 42 ГПК);
2) от третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, соистцы и соответчики отличаются тем, что эти третьи лица не являются субъектом спорного материально-правового отношения, соответственно, в данном процессе они не предъявляют материальных требований и, в свою очередь, с них ничего не взыскивается (см. ком-ментарий к ст. 43 ГПК);
3) в исках о присуждении соответчики отличаются от ответчиков (которых в конкретном деле может быть несколько) тем, что удовлетворение требований к одному из ответчиков исключает удовлетворение требований к остальным (зачастую при определенных трудностях в толковании норм об ответственности истцы сознательно указывают в качестве ответчиков нескольких возможных субъектов, предлагая тем самым суду самостоятельно определить, кто же из них должен отвечать <1>). Напротив, при участии в деле соответчиков в принципе допускается удовлетворение требований к каждому из них (хо-тя это, конечно же, не исключает ситуацию, когда при удовлетворении иска по делу, в котором участвуют несколько соот-ветчиков, кто-то из них будет освобожден от ответственности, и, соответственно, в иске к нему будет отказано <2>).
--------------------------------
<1> В качестве примера можно привести случаи, когда истцы обращаются с имущественными требованиями к Рос-сийской Федерации: здесь в качестве ответчиков указывают Министерство финансов РФ, органы Федерального казначейства и иные государственные органы (см., например, Определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 марта 2001 г., от 4 февраля 2003 г. N 93-Г03-3).
<2> См. п. 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ "О некото-рых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей".

К сожалению, на практике иногда происходит смешение института процессуального соучастия с иными процессуаль-ными институтами, например, объединение дел далеко не всегда ведет к тому, что ответчики становятся соответчиками. С практической точки зрения терминологическая путаница не всегда ведет к негативным последствиям, однако в любом слу-чае необходимо четко понимать существо материальных требований и характер спорного правоотношения, которые могут как исключать, так и допускать активную или пассивную множественность в материальном правоотношении.
Институт соучастия применим ко всем субъектам, которые по действующему законодательству могут быть истцами и ответчиками. Кроме того, считаем, что действие института соучастия должно распространяться также и на третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора (см. комментарий к ст. 42 ГПК), хотя ни процессуальная теория, ни судебная практика какой-то специальной терминологии для случаев множественности на стороне третьего лица не выработали.
2. В ч. 2 комментируемой статьи законодатель исчерпывающим образом перечислил основания процессуального со-участия.
Процессуальное соучастие допускается, если (альтернативно):
1) предметом спора являются общие права или обязанности нескольких истцов или ответчиков. Не вызывает сомне-ний, что самостоятельным предметом спора могут быть конкретные права и обязанности (например, в иске о понуждении заключить договор именно правоотношение как совокупность прав и обязанностей будет предметом спора). Однако в боль-шинстве случаев предметом спора являются материальные объекты (деньги, ценные бумаги, иные вещи). Поэтому основа-ние, указанное в п. 1 ч. 2 комментируемой статьи, следует толковать расширительно: процессуальное соучастие допускается, если предметом спора являются общие права (обязанности) нескольких истцов или ответчиков, а равно иные объекты гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений, защита которых допускается в судах общей юрисдикции;
2) права и обязанности нескольких истцов или ответчиков имеют одно основание. Пункт 2 ч. 2 комментируемой ста-тьи содержит, на наш взгляд, весьма спорную норму: законодатель, по сути, утверждает, что совпадение основания, из кото-рого возникли конкретные материальные права (обязанности) истцов (ответчиков), является достаточным условием для воз-никновения института процессуального соучастия. Полагаем, что это не так. Например, если ответчик, управляя автомоби-лем, причинил в результате одного дорожно-транспортного происшествия вред здоровью нескольких граждан, то можно говорить о совпадении оснований: каждый из пострадавших, требуя возместить вред, причиненный повреждением здоровья, будет ссылаться на один и тот же юридический факт. Однако это не ведет к процессуальному соучастию: каждый из постра-давших заявляет свой самостоятельный иск, и даже то, что такие дела могут быть объединены в одно производство, опять же не превращает несколько обязательств по возмещению вреда здоровью в одно многосубъектное материальное обязательство. Комментируя п. 2 ч. 2 ст. 40 ГПК, также приводят в качестве примера случай, когда ответчик причинил вред общему имуществу истцов <1>. То, что здесь имеет место соучастие на стороне истца, сомнений не вызывает. Однако само соучастие в данном примере возникает не потому, что имелось одно основание (противоправное действие ответчика), а по причине наличия у истцов общих прав на имущество, что привело к возникновению единого многосубъектного охранительного правоотношения;
--------------------------------
<1> См.: Жилин Г.А. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. М., 2003. С. 49.

3) предметом спора являются однородные права и обязанности. Данное основание процессуального соучастия вызы-вает еще большие возражения, поскольку однородность предмета спора допускает объединение дел в одно производство (ч. 4 ст. 151 ГПК), но сама по себе никак не влечет процессуального соучастия. Законодатель, характеризуя институт процессуального соучастия, в ч. 1 комментируемой статьи прямо указывает, что совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам предъявляется иск (а не иски). Таким образом, соистцы и соответчики - это всегда стороны в одном материальном правоотношении. Полагаем, что имеется смысловое противоречие между легальной дефиницией соучастия и основанием, указанным в п. 3 ч. 2 комментируемой статьи, поскольку последнее прямо допускает процессуальное соучастие лишь по признаку однородности материальных прав и обязанностей в двух и более материальных правоотношениях. Следует, однако, отметить, что однородность требований и совпадение оснований иска в научной литературе рядом авторов рассматриваются как основания факультативного соучастия <1>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР (под ред. М.К. Треушникова) включен в информаци-онный банк согласно публикации - Спарк, Городец, 1997 (издание второе, исправленное и дополненное).

<1> См., например: Курс советского гражданского процессуального права. Т. 1: Теоретические основы правосудия по гражданским делам. С. 256; Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. М.К. Треушникова. М., 1999. С. 62.

3. Абзац 1 ч. 3 комментируемой статьи устанавливает важное правило о процессуальной самостоятельности каждого из соучастников. В практическом плане это означает, что использование любых процессуальных прав не ставится в зависи-мость от волеизъявления другого соучастника. В то же время при совершении такого процессуального действия, как утвер-ждение мирового соглашения, суд должен проверить в том числе, не нарушает ли такое соглашение права соучастника, не являющегося стороной в мировом соглашении.
Верховным Судом РФ выработано правило, согласно которому заявление о применении исковой давности, сделанное одним из соответчиков, не распространяется на других соответчиков (в том числе и при солидарной ответственности). Одна-ко суд вправе отказать в удовлетворении иска при наличии заявления о пропуске срока исковой давности только от одного из соответчиков при условии, что в силу закона или договора либо исходя из характера спорного правоотношения требова-ния истца не могут быть удовлетворены (полностью или в части) за счет других соответчиков (например, в случае предъяв-ления иска об истребовании неделимой вещи, находящейся в совместной собственности нескольких лиц) <1>.
--------------------------------
<1> См. п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12/15 но-ября 2001 г. N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности".

4. В абз. 2 ч. 3 комментируемой статьи сформулировано процессуальное правило, которое в ГПК РСФСР отсутствова-ло: в случае невозможности рассмотрения дела без участия соответчика или соответчиков в связи с характером спорного правоотношения суд привлекает его или их к участию в деле по своей инициативе. Данную процессуальную конструкцию следует отграничивать от случая привлечения в процесс второго ответчика, что ранее допускалось в ч. 3 ст. 36 ГПК РСФСР в рамках института замены ненадлежащего ответчика. Дело в том, что привлечение второго ответчика свидетельствует о возможном наличии другого субъекта конкретной правовой обязанности, в то время как наличие соответчика, напротив, предполагает множественность обязанных субъектов в одном обязательстве. Второй ответчик также отличается от соответчика тем, что его интересы и интересы первоначального ответчика взаимно исключают друг друга <1>.
--------------------------------
<1> См., например: Гражданское процессуальное законодательство: Комментарий / Под ред. М.К. Юкова. С. 103.

Обязательное соучастие, о котором идет речь в абз. 2 ч. 3 комментируемой статьи, возникает исключительно в связи с характером спорного правоотношения. Полагаем, что данный характер предполагает наличие одновременно: 1) многосубъектного состава на стороне должника; 2) такой правовой связи между кредитором и должниками, при которой любое материально-правовое разрешение спора затронет права и (или) обязанности не привлеченного в дело соответчика по отношению к истцу.
Так, если заявлено требование о признании ордера недействительным, то в качестве соответчиков должны привле-каться все лица, у которых на основании данного ордера возникли соответствующие жилищные права.
Частью 2 ст. 18 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 "О средствах массовой информации" <1> установлено, что учредитель средства массовой информации вправе обязать редакцию поместить бесплатно и в указанный срок сообщение или материал от его имени (заявление учредителя). При этом по искам, связанным с заявлением учредителя, ответственность несет учредитель, а если принадлежность указанного сообщения или материала учредителю не оговорена редакцией, она выступает соответчиком. Верховный Суд РФ указал, что, если истец предъявляет требования к одному из надлежащих от-ветчиков, которыми совместно были распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, суд впра-ве привлечь к участию в деле соответчика лишь при невозможности рассмотрения дела без его участия <2>.
--------------------------------
<1> Российская газета. 1992. 8 февр.
<2> См. п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" (БВС РФ. 2005. N 4).

К сожалению, в практике Верховного Суда РФ случаи обязательного соучастия иногда рассматриваются более широко. Например, п. 1 ст. 323 ГК РФ установлено, что при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Очевидно, что данная материально-правовая норма устанавливает приоритет волеизъявления кредитора как в части размера требований, так и в части определения обязанного субъекта. Между тем в п. 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" <1> указывается, что, поскольку основное общество (товарищество) отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение обязательных для него указаний основного общества (товарищества), оба юридических лица привлекаются по таким делам в качестве соответчиков в порядке, установленном процессуальным законодательством. Юридическая несостоятельность данной рекомендации состоит в том, что непривлечение в дело в качестве соответчика второго солидарного должника никоим образом не влияет на его права по отношению к истцу: последний вне зависимости от материально-правового разрешения спора с первым должником вправе будет в последующем предъявить аналогичное требование ко второму должнику (солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью - добровольно или в принудительном порядке). Полагаем, что в подобных ситуациях второй должник в солидарном обязательстве должен привлекаться в процесс в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика, поскольку при исполнении первым солидарным должником обязанности перед кредитором наступают материально-правовые последствия для его отношений со вторым должником (см. п. 2 ст. 325 ГК). Кроме того, изложенное выше разъяснение нарушает один из основополагающих принципов гражданского процесса - принцип диспозитивности, поскольку без установленных в законе оснований допускает привлечение в процесс без согласия истца в качестве соответчика субъекта, к которому сам истец никаких материально-правовых требований не предъявляет.
--------------------------------
<1> БВС РФ. 1996. N 9.

В судебных актах Верховного Суда РФ встречаются и иные указания на случаи обязательного соучастия. Так, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ посчитала обязательным привлечение соответчика при субсидиарной ответственности по основаниям абз. 1 п. 2 ст. 1074 ГК, указав, что "если... возникнет необходимость в дополнительной ответственности родителей, то соответчиками в суде выступают причинитель вреда и его законный представитель" <1>. Полагаем, что и здесь имело место юридически необоснованное обращение к институту соучастия. Дело в том, что сама конструкция субсидиарной ответственности (п. п. 1, 2 ст. 1074 ГК) исключает дублирование обязанных субъектов: за вред отвечает либо сам несовершеннолетний, либо его законный представитель. Причем даже в ситуации, когда вред возмещен несовершеннолетним частично, ответственность законного представителя ограничивается недостающей частью. Таким образом, если возникает необходимость в дополнительной ответственности законного представителя, то в процессе он должен участвовать в качестве ответчика - лица, привлекаемого к ответу по требованию о возмещении вреда полностью или в части.
--------------------------------
<1> БВС РФ. 2001. N 4.

Важно отметить, что положение абз. 2 ч. 3 комментируемой статьи о праве суда привлекать к участию в деле соответ-чика (соответчиков) по собственной инициативе не подлежит расширительному толкованию. В частности, суд в силу прин-ципа диспозитивности не вправе без соответствующего заявления заинтересованного лица привлекать его к участию в деле в качестве соистца. Данный вывод находит поддержку и в практике Конституционного Суда РФ: "В случае совместных действий супругов по защите прав на общее имущество П.А. Каменских согласно части первой статьи 40 ГПК Российской Федерации должна была бы участвовать в судебном процессе в качестве соистца, но вступление в дело в таком процессуальном качестве зависело исключительно от ее усмотрения... Это означает, что суд первой инстанции при отсутствии волеизъявления П.А. Каменских не вправе был привлекать ее к участию в деле в качестве соистца..." <1>.
--------------------------------
<1> Определение Конституционного Суда РФ от 4 апреля 2006 г. N 99-О "Об отказе в принятии к рассмотрению за-проса Новооскольского районного суда Белгородской области о проверке конституционности положений статей 43, 148, 150 и 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" // ВКС РФ. 2006. N 4.

Привлечение к участию в деле соответчика оформляется определением суда, после чего подготовка и рассмотрение дела производятся с самого начала. Определение о привлечении к участию в деле соответчика не может быть объектом са-мостоятельного обжалования (см. ч. 1 ст. 331, ч. 1 ст. 371 ГПК).