Гражданский процессуальный кодекс РФ (ГПК РФ) комментариями к статьям

Статья 42. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора

1. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, могут вступить в дело до принятия судебного постановления судом первой инстанции. Они пользуются всеми правами и несут все обязанности истца.

В отношении лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, судья выносит определение о признании их третьими лицами в рассматриваемом деле или об отказе в признании их третьими лицами, на которое может быть подана частная жалоба.

2. При вступлении в дело третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, рассмотрение дела производится с самого начала.


<Статья 41 | Статья 42 | Статья 43>

Научно-практический комментарий:

1. Комментируемая статья посвящена традиционному для гражданского процесса институту - институту третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора (ранее в ст. 37 ГПК РСФСР указанные субъекты именовались третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования на предмет спора).
Под третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора, понимаются такие участвующие в деле лица, которые посредством предъявления самостоятельного иска вступают в уже возбужденное в суде дело для защиты своих прав, не совпадающих с правами сторон, поскольку судебный акт может затронуть права и интересы этих третьих лиц.
Материально-правовой интерес третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, не совпадает по содержанию с материально-правовым интересом истца и ответчика, т.е. третье лицо заинтересовано в таком материально-правовом разрешении спора, которое исключает удовлетворение притязаний как истца, так и ответчика.
Третьи лица должны заявить самостоятельные требования относительно предмета спора.
Предметом спора являются:
1) объекты гражданских прав: вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага (ст. 128 ГК). Объекты гражданских прав, являющиеся предметом спора, могут быть как индивидуально-определенными (например, в споре о конкретном объекте недвижимости), так и родовыми (например, истец на основании договора уступки взыскивает с ответчика задолженность по договору займа, а третье лицо, считая уступку прав ничтожной сделкой, само заявляет аналогичное требование к ответчику по договору займа);
2) объекты иных прав, которые защищаются в порядке гражданского судопроизводства.
Самостоятельность требований состоит в том, что третье лицо утверждает о принадлежности спорного блага именно ему. При этом требование третьего лица может иметь как отличное от первоначального иска основание (например, истец истребует конкретное имущество по вещному иску, а третье лицо истребует это же имущество по иску обязательственному), так и отличные предмет иска и основание (например, истец предъявил к ответчику иск об истребовании имущества, а третье лицо предъявило к ним иск о признании права собственности на это имущество).
По признаку самостоятельности третье лицо отличают от соистца, материально-правовые требования которого совпадают с требованиями другого соистца. С точки зрения материально-правового отношения требования третьего лица (в отличие от соистца) всегда основаны на обязательстве, которое исключает множественность лиц на стороне кредитора и саму возможность сосуществования материально-правовых требований истца и третьего лица.
Абзац 1 ч. 1 комментируемой статьи почти дословно воспроизводит первое предложение ст. 37 ГПК РСФСР. Однако теперь законодатель подчеркивает, что хронологически возможность вступления в процесс для третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, ограничена моментом принятия судебного постановления судом первой инстанции. Означает ли это, что принятие любого постановления судом первой инстанции (например, определения об обеспечении иска) исключает возможность вступления в процесс третьих лиц? Конечно нет. Данную норму следует толковать ограничительно: третье лицо вправе вступить в процесс с момента возбуждения дела судом первой инстанции до момента принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела (такими судебными актами являются судебное решение, определение об оставлении иска без рассмотрения и определение о прекращении производства по делу).
Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, пользуются всеми правами и несут все обязанности истца. В практическом плане это прежде всего означает, что третье лицо вступает в процесс посредством предъявления иска и соответственно должно выполнять все формальные требования, предъявляемые к форме и содержанию искового заявления, а также к документам, к нему прилагаемым (см. комментарий к ст. ст. 131, 132 ГПК). Соответственно на третье лицо распространяются все нормы, устанавливающие неблагоприятные правовые последствия в случае несоблюдения указанных формальных требований (см. комментарий к ст. ст. 134 - 136 ГПК). Просительная часть искового заявления должна содержать также ходатайство лица о привлечении в уже возбужденное дело в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора. В целях избежания возможных ошибок имеет смысл указать стороны и судью, который рассматривает уже возбужденное дело.
Об иных правах и обязанностях третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, см. комментарий к ст. 35 ГПК.
Кого следует указывать ответчиком по иску третьего лица? Ответ на этот вопрос зависит от избранного третьим лицом способа защиты нарушенных субъективных прав и содержания его материально-правовых требований. Например, если третье лицо предъявляет иск о признании права собственности на спорное имущество, ответчиком по такому иску надлежит указывать как истца, так и ответчика по первоначальному иску (а если в деле уже участвует третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, то и его тоже). Объясняется это абсолютным характером исков о признании. Если третье лицо заявляет виндикационное требование (т.е. истребует конкретную вещь в натуре), ответчиком по такому иску должно быть только лицо, в фактическом обладании которого эта вещь находится, т.е. либо истец, либо ответчик по первоначальному иску.
Абзац 2 ч. 1 комментируемой статьи содержит весьма важную новеллу: в отношении лиц, заявляющих самостоятель-ные требования относительно предмета спора, судья выносит определение о признании их третьими лицами в рассматри-ваемом деле или об отказе в признании их третьими лицами, на которое может быть подана частная жалоба. По ранее действовавшему процессуальному законодательству определение об отказе в признании третьим лицом не было объектом самостоятельного обжалования. Если к моменту рассмотрения частной жалобы на определение об отказе в признании третьим лицом производство по первоначальному иску в первой инстанции завершено (т.е. вынесено судебное решение, определение об оставлении иска без рассмотрения или определение о прекращении производства по делу), отмена обжалуемого определения теряет всякий смысл. Более того, такая отмена создавала бы для суда первой инстанции фактически неисполнимую обязанность привлечь третье лицо в уже разрешенное дело. Поэтому полагаем, что в подобных случаях вышестоящая инстанция даже при наличии процессуальных нарушений отменять определение об отказе в признании третьим лицом не должна. В свою очередь, "несостоявшемуся" третьему лицу остается выбор: либо защищать свои права в производстве, возбужденном на основании его искового заявления, либо обжаловать вынесенное по первоначальному иску решение (определение об оставлении иска без рассмотрения или определение о прекращении производства по делу).
2. При вступлении в дело третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, рассмотрение дела производится с самого начала (ч. 2 комментируемой статьи). Данная норма направлена на обеспечение третьему лицу реальной возможности использования всех процессуальных прав, которыми наделены стороны (в плане представления, исследования доказательств, заявления разного рода ходатайств и т.д.).