Гражданский процессуальный кодекс РФ (ГПК РФ) комментариями к статьям

Статья 43. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора

1. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу, если оно может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением права на изменение основания или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, а также на предъявление встречного иска и требование принудительного исполнения решения суда.

О вступлении в дело третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, выносится определение суда.

2. При вступлении в процесс третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, рассмотрение дела в суде производится с самого начала.


<Статья 42 | Статья 43 | Статья 44>

Научно-практический комментарий:

1. Комментируемая статья посвящена традиционному для гражданского процесса институту - институту третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора (ранее в ст. 38 ГПК РСФСР указанные субъекты именовались третьими лицами, не заявляющими самостоятельные требования на предмет спора).
Под третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований относительно предмета спора, понимаются та-кие участвующие в деле лица, которые вступают в дело на стороне истца или ответчика для охраны собственных интересов, поскольку судебный акт по делу может повлиять на их права и обязанности по отношению к одной из сторон.
Соответственно можно выделить следующие признаки третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора:
1) отсутствие самостоятельного требования на предмет спора. Этим рассматриваемые субъекты отличаются от третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора (см. комментарий к ст. 42 ГПК). Главное же отличие от соответчиков и соистцов состоит в том, что третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, не являются субъектами спорного материального правоотношения;
2) отсутствие материально-правовых притязаний к третьим лицам, не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора, со стороны истца и третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора. Важным следствием этого является невозможность возложения на третьих лиц каких-либо материально-правовых обязанностей либо разрешения вопросов, касающихся непосредственно субъективных прав и обязанностей третьих лиц (это недопустимо ни на основании судебного решения, ни на основании определения об утверждении мирового соглашения);
3) вступление третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, в уже возбуж-денное другими субъектами дело (данный признак не исключает возможности для истца указать третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, прямо в исковом заявлении);
4) участие третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, в деле на стороне истца или ответчика (если в деле уже участвует третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, возможен вариант участия в деле на его стороне);
5) наличие материально-правовой связи с лицом, на стороне которого третье лицо выступает;
6) цель участия - отстаивание собственных материально-правовых интересов, на которые судебный акт по делу может определенным образом повлиять.
В качестве примеров привлечения в процесс третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, можно привести прямо установленные законом случаи.
Абзац 1 ст. 462 ГК устанавливает, что, если третье лицо по основанию, возникшему до исполнения договора купли-продажи, предъявит к покупателю иск об изъятии товара, покупатель обязан привлечь продавца к участию в деле, а продавец обязан вступить в это дело на стороне покупателя. Используемая в абз. 1 ст. 462 ГК (равно как и в иных нормах материального законодательства) терминология ничего общего с рассматриваемым процессуальным институтом не имеет: упоминаемое в абз. 1 ст. 462 ГК третье лицо будет истцом, покупатель - ответчиком, а продавец - третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика.
Статьей 762 ГК предусмотрено, что по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ заказчик обязан, если иное не предусмотрено договором, привлечь подрядчика к участию в деле по иску, предъявленному к заказчику третьим лицом в связи с недостатками составленной технической документации или выполненных изыскательских работ.
Однако наиболее часто третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, при-влекаются в процесс в случаях, когда материальное законодательство прямо допускает предъявление регрессных требований (см., например, п. 1 ст. 147, п. 3 ст. 399, ст. 640, абз. 1 п. 2 ст. 1074, п. п. 1 - 3 ст. 1081 ГК).
По искам о защите чести, достоинства и деловой репутации в случаях, когда сведения были распространены работни-ком в связи с осуществлением профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (например, в служебной характеристике), надлежащим ответчиком является юридическое лицо, работником которого распространены такие сведения. Учитывая, что рассмотрение данного дела может повлиять на права и обязанности работника, Верховный Суд РФ рекомендует привлекать такого работника к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика <1>.
--------------------------------
<1> См. п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о защите чести и достоин-ства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц".

Инициаторами привлечения в процесс третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно пред-мета спора, могут выступать как лица, участвующие в деле, так и суд. Однако это не препятствует лицу, считающему, что оно должно быть привлечено в процесс в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относитель-но предмета спора, самому заявить соответствующее ходатайство.
Может ли суд отказать в удовлетворении ходатайства о вступлении (привлечении) третьего лица, не заявляющего са-мостоятельных требований относительно предмета спора? ГПК об этом прямо не говорит, ограничиваясь в п. 4 ч. 1 ст. 150 ГПК указанием на то, что при подготовке дела к судебному разбирательству суд разрешает вопрос о вступлении в дело третьих лиц без самостоятельных требований относительно предмета спора. Однако очевидно, что у суда данное правомочие существует, поскольку только суд может констатировать наличие либо отсутствие материально-правовой связи между третьим лицом и одной из сторон. Соответственно, только суд разрешает вопрос о необходимости привлечения в дело третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.
Хронологически возможность вступления в процесс для третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований от-носительно предмета спора, ограничена моментом принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда (такими судебными актами являются судебное решение, определение об оставлении иска без рассмотрения и определение о прекращении производства по делу).
Часть 1 комментируемой статьи определяет объем процессуальных прав третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора. По объему их права идентичны правам сторон (см. комментарий к ст. 35 ГПК), за исключением прав, связанных с распорядительными действиями относительно основания иска либо самих материально-правовых требований.
Вполне разумной новеллой является указание на то, что третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований от-носительно предмета спора, не наделены правом на предъявление встречного иска (это право принадлежит исключительно ответчику). Кроме того, третье лицо не вправе требовать принудительного исполнения лишь решения суда. Означает ли это, что третье лицо вправе требовать исполнения иных (помимо решений) судебных актов? Конечно нет. Этим правом наделены только субъекты, прямо указанные в законе (применительно к исполнению судебных актов таковыми являются взыскатель либо суд - ч. 1 ст. 428 ГПК, ч. 1 ст. 30 Федерального закона "Об исполнительном производстве").
Абзац 2 ч. 1 комментируемой статьи предписывает суду выносить самостоятельное определение о вступлении в дело третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора. Формально-юридически данное определение не может быть объектом самостоятельного обжалования, поскольку непосредственно в ГПК такая возможность не предусмотрена, и в то же время вынесение подобного рода определений не препятствует дальнейшему движению дела. Если для определений о вступлении (привлечении) в дело третьего лица такой подход представляется правильным, то для определений об отказе во вступлении (привлечении) это вряд ли разумно и, полагаем, противоречит конституционному праву на судебную защиту. Например, истец предъявляет к ответчику иск о виндикации вещи. При этом ответчик ранее купил данную вещь у другого лица (продавца). По смыслу абз. 1 ст. 462 ГК ответчик в подобной ситуации обязан привлечь продавца к участию в деле, а продавец обязан вступить в это дело на стороне ответчика в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. Однако что произойдет, если суд, отказав в удовлетворении ходатайства о привлечении продавца в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, удовлетворит материальные требования истца? В этом случае наступают последствия, предусмотренные абз. 2 ст. 462 ГК: "Непривлечение покупателем продавца к участию в деле освобождает продавца от ответственности перед покупателем, если продавец докажет, что, приняв участие в деле, он мог бы предотвратить изъятие проданного товара у покупателя". В результате, если продавец уже в рамках нового дела по спору с покупателем докажет, что, приняв участие в первом деле, он мог бы предотвратить изъятие проданного товара у покупателя, все неблагоприятные последствия, связанные с виндикацией товара, ложатся исключительно на покупателя. В то же время этого бы не произошло, если бы суд удовлетворил ходатайство о привлечении продавца в качестве третьего лица. Поэтому в рассмотренном случае право на обжалование определения о привлечении в дело третьего лица имеет непосредственное отношение к материально-правовому разрешению спора и потому не может быть ограничено.
2. Согласно ч. 2 комментируемой статьи при вступлении в процесс третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, рассмотрение дела в суде производится с самого начала. Данная норма направлена на обеспечение третьему лицу реальной возможности использования всех процессуальных прав, которыми наделены стороны (в плане представления, исследования доказательств, заявления разного рода ходатайств и т.д.).
3. Верховный Суд РФ указал, что заявление о пропуске срока исковой давности, сделанное третьим лицом, не является основанием для применения судом исковой давности <1>.
--------------------------------
<1> См. п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности".

4. Действующий ГПК не содержит нормы, допускающей возможность возложения на должностное лицо, привлечен-ное в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, обязанно-сти возместить работодателю ущерб, причиненный в связи с оплатой за время вынужденного прогула или за время выполне-ния нижеоплачиваемой работы (ранее такое положение содержалось в ст. 39 ГПК РСФСР). Полагаем, что подобный подход законодателя в полной мере соответствует принципу диспозитивности и правовой природе такого субъекта, как третье лицо, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.